«Отставить дрессировку детей!» Семинар по психологии Клода Шодера. Часть 1

В выходные мне посчастливилось познакомиться c известным психоаналитиком, профессором клинической психопатологии Страсбургского Университета Франции, Клодом Шодером.

Семинар по психологии, проводимый им в Зеленом Доме (в Москве) назывался «Ценность подхода Франсуазы Дольто для работы практического психолога».

Пожалуй, это был один из самых впечатляющих семинаров по психологии, на которых я побывала.
Основную идею можно выразить так:

«Дети — это отдельные субъекты с самого рождения, и относиться к ним нужно соответственно: уважая и принимая их личность, их чувства и переживания».

Ну а если жестче, то (цитирую) «Дети – личности, а не куски мяса!».

Эта фраза сидит у меня в голове со дня семинара, как будто отпечатавшись на душе и в мозгу. Конечно, дело не в формулировке, а в рассказах Клода, историях из его жизни и практики, а также дополнениях других детских аналитиков – участников семинара.

Очень часто можно встретить взрослых, обращающихся с детьми как с маленькими зверьками.

И неудивительно: гораздо проще, например, воздействовать на малыша физически: отобрать без спроса взятую вещь, тащить за руку за собой, развести спорящих детей в разные углы, ударить за проступок (помните, мы уже обсуждали подобный случай в статье о психологии ребенка?).

Проще, чем из раза в раз стараться объяснять словами, проговаривать ребенку происходящее, его и свои чувства.

Проще, чем попробовать принять в ребенке его личность и относиться к ней с уважением.

Речь, конечно, не о том, чтобы позволять малышу делать все, что он пожелает – попустительство также является крайностью. Но запреты, отказы и все прочие действия должны быть объяснены малышу — поверьте, даже грудные дети очень многое понимают.

Клод очень интересно рассказывал о своем опыте общения с грудничками: по их реакциям было ясно, что они все понимают.

Нужно прислушиваться к желаниям ребенка, пытаться понять причины его поступков, объяснить ему их, а также свои действия – будь то отказ, запрет или другие.

Дети не идиоты и не маленькие бесчувственные зверьки, с которыми можно обращаться как с безличностной собственностью, «куском мяса». Это выражение выбрано не ради одного красного словца.

Клод Шодер рассказывал о своей практике в детских больницах и других детских учреждениях: малышей воспринимали не иначе как «пищеварительными трубками» с двумя отверстиями: входом и выходом.

Да и родственники малышей в то время не далеко уходили от подобного отношения.

Вспомните, когда стало разрешено давать детям обезболивающие средства? Ни один взрослый не выдержал бы тех страданий, которые испытывали больные детишки. А, по словам Клода, им говорили: «Не кричи, не так уж тебе и больно!»

В наше развитое время ситуация выглядит оптимистичнее, однако большинство взрослых все же остаются в «каменном веке».

Как много вы знаете родителей, обращающихся со своими детьми уважительно – не как к своей собственности или маленькой собачке, а учитывая их желания и потребности?

Воспитание в большинстве семей скорее напоминает дрессировку детей: «так нельзя», «так опасно», «туда не ходи», «я сказала: так не делай» и так далее безо всяких пояснений.

Почему нельзя? Чем опасно? Почему не делать? Как малышу понять это?

Семинар по психологии. Оскар и Розовая дамаВ итоге многие дети становятся приспособленными. А родители и соседи не нарадуются «хорошему послушному малышу». Интересно, что бы они сказали, узнав, что послушание – это отнюдь не заслуга и не положительная черта у маленького ребенка?

Помню, соседка на даче (бабушка Евусиной подружки) восхищалась соседними «тихими мальчиками, которых вообще никогда не слышно и которые слушаются отца и мать во всем – ни шагу в сторону», сравнивала ее со своей внучкой.

Внучку, кстати, тоже дрессируют, но у той, видимо, характер – скала. В этом ее счастье!

А большинство детишек ломается под таким давлением и, в итоге, зарабатывает невроз и борется со своими детскими проблемами и переживаниями всю жизнь – со своим раненым «внутренним ребенком».

Больно смотреть, как обращаются матери и отцы со своими любимыми чадами. И, ведь правда, любимыми. Знаний не хватает: они не понимают, что можно воспитывать по-другому, при этом не рискуя избаловать его ребенка!

Винить некого. С этими родителями точно также обращались их родители. Клод рассказал один случай на эту тему.

 

Однажды Клод присутствовал на очередной встрече родителей и детей в Зеленом Доме. Проходя мимо туалета, он случайно увидел (дверь была приоткрыта), как одна мама дает сыну сильную оплеуху. У малыша уже были на лице еще не зажившие следы прошлых побоев – Клод понимал, что парня дома бьют.

Женщина заметила Клода, жутко смутилась и стала быстро-быстро собираться, чтобы уйти. Но Клод остановил ее: «Пожалуйста, останьтесь. Давайте с Вами немного пообщаемся?»

Ясно было, что Клод не собирался осуждать, ругать ее – в Зеленом доме это вообще не принято. Мало того, там соблюдается анонимность – известны только имена приходящих детей и родителей и никаких расписок или договоров...

В общем, женщина осталась. Выяснилось, что она и сама подвергалась физическим наказаниям в детстве – также, как и ее брат (он также бил своих детей). Она сказала, что ненавидит и винит себя за это, но «ничего не может с собой поделать».

Клод говорит, что это действительно так: кипевшая в ней жестокость, злость были слишком сильны («спасибо» ее родителям!).

Он предложил приходить им с ребенком в Зеленый Дом каждый день. Она согласилась: «Хотя бы здесь я не буду его бить».

В течение нескольких лет они ходили туда – мальчик играл, мама наблюдала, беседовала с другими родителями и специалистами, в том числе с Клодом, когда тот приезжал. Ей удалось привести в Дом и семью своего брата.

 

Излечили всех. Конечно, понадобился не один год посещений и терапии, но излечили – это главное. Так как речь у нас сейчас не о лечении, а об издержках воспитания, не буду вдаваться в дальнейшие подробности:-)

Наверное, сейчас кто-то возразит: как можно сравнивать побои с устными запретами или не объяснением происходящего?

При физических методах причина невроза лежит на поверхности или, во всяком случае, до нее не так сложно докопаться. При других же это уходит глубже, часто вытесняется в бессознательное: то же доверие к материдоверие к миру, например:

 

Мать сбегает от ребенка, пока тот заигрывается с бабушкой или няней. Она не хочет прощаться с ним и объяснять свой уход, так как тем самым вызовет у малыша слезы. А что в итоге?

Малыш через какое-то время вспоминает о маме, ищет ее или зовет. Ему говорят, что она скоро придет. А у него в голове укореняется страх: «мама вдруг исчезла, бросила его. Это может повториться в любой момент».

 

Если бы мать заранее начала готовить ребенка к уходу, проговорила бы куда идет и зачем, что скоро придет, он был бы готов к этому, и доверие не было бы подорвано. Даже если бы он плакал – это совсем не так страшно, как когда она уходит по-тихому.

Кстати, недавно мне дали прекрасный совет: перед отъездом пообещать привезти подарок малышу. И, естественно, обещание сдержать. Для ребенка это важно: о нем не забыли, мама сделала, как обещала, позаботилась о нем.

Ее возвращения он будет ждать с хорошим чувством. И в следующий раз, скорее всего, спокойнее отпустит ее.

Ох, и затянула я шарманку…
Решила разделить статью на две части, иначе, боюсь, до конца никто не осилит - вторую часть семинара по психологии читайте в следующей статье!

Кстати, я собиралась записать все мероприятие на диктофон, но не удалось по техническим причинам (айфон «накрылся медным тазом»). Еще писать – не переписать – он, и правда, оказался на редкость удачным!

 

Ольга Blogopsy

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 оценок, средняя оценка: 5,00 из of 5)
Загрузка...