«Принятие ребенка». Семинар по психологии Клода Шодера. Часть 2

Продолжаем разговор…

Напомню, что мы продолжаем обсуждать семинар Клода Шодера, проводимый им в Москве в Зеленом Доме 2 декабря, который, в свою очередь, был посвящен детской психологии и проблемам воспитания.

oskar-i-rozovaya-damaВ прошлой статье мы обсуждали методы воспитания, опасность «дрессировочного» подхода к ребенку. В этой статье хочу обратить особое внимание на необходимость принятия ребенка.

В книге «Оскар и Розовая дама» Эрика-Эммануэля Шмитта прекрасно раскрывается эта тема. Ее мне посоветовали как раз на семинаре, также как и экранизацию — фильм «Оскар и Розовая дама». Ниже я немного расскажу об этой вещи.

А пока начну с примера из семинара.

Одна слушательница вспомнила случай многолетней давности, не дающий ей покоя:

 

Она привела трехлетнего сына в спортивный клуб записываться в одну из секций. Пришли они, видимо, перед самым началом занятий — тренер выглянула из дверей. Мама объяснила, что они пришли записываться.

Тренер позвала мальчика: «Давай, заходи!»

Малыш смутился и не решался войти – стоял-мялся у двери.

Тренер повторила: «Ну что, ты заходишь или сколько тебя еще ждать?» — и с силой захлопнула перед носом мамы и мальчика дверь.

 

Вопрос заключался в том, как надо было вести себя матери.

Прежде всего, Клод спросил, что сделала мать. Она, что не удивительно, опешила и просто сказала, что «такое бывает». Кстати, многие матери на ее месте отругали бы ребенка – я несколько раз была свидетелем подобных сцен.

Клод ответил, что в таких ситуациях важно дать ребенку понять, что он не один. Мама ведь оказалась в точно таком же положении: перед ее носом также захлопнули дверь. А также объяснить, что его чувства – обида, злость, удивление и другие – абсолютно нормальны.

Можно сказать (лучше сразу):

«Какая грубиянка! Захлопнула перед нами дверь! Ух, как я разозлилась!»

«Это обидно и невоспитанно! Она не имела права этого делать! Поступила очень плохо!»

«Ну и не нужна нам ее секция – пойдем, поищем что-нибудь получше!»

 

Ребенок поймет, что он не один, что их с мамой обоих обидели, что она испытывает те же чувства, что это нормально. И, главное, что его вины здесь нет!

Это очень важно.

С несправедливым отношением, грубым поведением сталкиваются многие дети. Главное – отреагировать, проговорить ситуацию, тем самым сгладив ее для ребенка и предотвратив последствия, дальнейшие переживания.

Вторая история печальная, трагическая, но не могу не поделиться - о важности принятия ребенка таким, какой он есть в случае его тяжелой болезни.

 

В течение четырех лет Клод Шодер два раза в неделю ходил к одному мальчику, больному лейкемией.

Приходя в малышу, Клод общался с ним на равных: спрашивал, как у того дела, как самочувствие, чем интересуется, о чем хотел бы поговорить или, может быть, поиграть.

Большую часть времени они играли в карты. Мальчик любил эти игры, очень эмоционально реагировал как на проигрыши, так и на победы. Иногда кричал: «Я убью тебя! Так нечестно!», а Клод отвечал: «Да кто ж тебе позволит меня убить?».

Во время этих игр они иногда говорили о волнующих мальчика вещах, о его переживаниях. Клод был единственным человеком, с кем мальчик мог чувствовать себя свободно.

Однажды он спросил: «Клод, я скоро умру?»

А Клод ответил: «Такое возможно. У тебя тяжелая болезнь».

Тогда мальчик задал вопрос: «Как ты думаешь, мне можно сказать об этом маме?»

«Почему ты спрашиваешь? Разве вы не говорили с ней?» — ответил Клод.

«Нет, она все время плачет. Я боюсь, тогда она совсем расстроится из-за меня».

 

oskar-i-rozovaya-damaВы понимаете, что происходило? Взрослые пытались скрыть болезнь ребенка от него самого, тогда как он все прекрасно понимал.

Единственное, чего он боялся (дети не боятся смерти) – это огорчить маму. Он испытывал огромное чувство вины, так как знал, что причина в нем – в его болезни.

Клод начал навещать малыша, когда тому было всего 3 года. А умер он через 4 года – в 7 лет. Даже в таком маленьком возрасте дети все понимают!

Я ни в коем случае не осуждаю маму мальчика. Страшно представить ее чувства. И легко понять ее желание оградить малыша от них и от всего, что происходило на самом деле.

Но ребенок все знал – он понимал и видел, что состояние его быстро ухудшалось, что мать страдает, а врачи не говорят ничего оптимистичного.

Клод объяснил, что при таких тяжелых обстоятельствах тем более важно проживать болезнь ребенка вместе с ним: не пытаться сделать вид, что ее нет, а принять ее, принять своего ребенка с ней и смириться с этим.

Это сложно объяснить… Важно, чтобы ребенок чувствовал себя любимым и принятым таким, какой он есть, чтобы его не мучило чувство вины перед родителями за свой недуг.
Вы понимаете, что я хочу сказать?

Часто родители принимают детей отдельно от болезни, а к болезни относятся как к случайному недоразумению, не хотят и не могут принять ее, боятся ее. Но факт в том, что дети живут с этой болезнью – отдельно от нее их нет, а некоторых уже не будет (я говорю о неизлечимых формах).

Можно, я приведу пример? Отрывок из книги «Оскар и Розовая дама». Разговор Оскара и бабушки Розы (той самой Розовой дамы) о родителях Оскара:

 

— Они меня боятся. Не осмеливаются со мной разговаривать. И чем меньше
осмеливаются, тем больше я кажусь себе чудовищем. Почему я навожу на них
такой ужас? Разве я так уж безобразен? От меня воняет? Я сделался идиотом, и
сам этого не понимаю? - Они боятся не тебя, Оскар. Они боятся болезни.

— Моя болезнь — часть меня самого. Они не должны вести себя иначе
из-за моей болезни. Или получается, что они могут любить лишь здорового
Оскара?

 

Малыши больше всего страдают именно от того, что не чувствуют себя принятыми такими, какими им суждено быть, из-за чувства вины от этого.

Один детский психолог, присутствовавший на семинаре, вспомнил слова своего пациента: «Хочу поскорее умереть, чтобы мама перестала так мучиться».

Также она рассказала о других случаях из своей практики (она работает психологом в детской больнице — специалист по песочной терапии): как трудно бывает помочь родителям и детям «встретиться» перед лицом болезни, принять ее, чтобы прожить последние дни, месяцы или годы вместе:

 

«Какое это счастье, когда удается помочь им! После успешных сеансов, они по-другому смотрят друг на друга и даже по-другому выходят из кабинета!»

 

Конечно, без работы профессионалов пройти через это несравнимо сложнее. Надо отдать должное людям, работающим с подобными проблемами.

Книга «Оскар и Розовая дама», которую мне посоветовали на семинаре (я приводила отрывок из нее выше) потрясающая – добрая, светлая. Написана от лица самого героя – десятилетнего Оскара.

Он рассказывает о своей жизни в больнице, описывает много забавных случаев, своих друзей: друга по прозвищу «Бекон» из-за тяжелых ожогов, мальчика, страдающего ожирением по прозвищу «Попкорн» и других приятелей.

Представляете? Казалось бы: жестокие прозвища (у самого Оскара – «Яичная башка»). Но дети не высмеивают друг друга ими – у них и в мыслях нет обижаться на них.

Вот пример, начало книги (привожу для иллюстрации языка):

 

«Дорогой Бог,
меня зовут Оскар, мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю,
что при этом золотые рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому что раньше времени не было — из-за школы. Сразу же предупреждаю: сам я писать терпеть не могу. Только если заставят! Потому что ненавижу все эти закорючки, фестончики, росчерки и прочее. Лживые улыбочки и приукрашивание.
Писать — это взрослые штучки.

Чем докажу? Да хотя бы началом собственного письма: «Меня зовут Оскар,
мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю, что при этом золотые
рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому что раньше времени не
было — из-за школы»...

А мог бы написать: «Меня зовут Лысый, на вид мне лет
семь, живу я в больнице, потому что у меня рак, а не писал тебе, потому что
не подозревал о твоем существовании». Но если бы я так написал, это
произвело бы плохое впечатление, и ты бы не стал мною заниматься. А мне
нужно, чтобы занимался. Меня бы вполне устроило, если бы ты нашел время
оказать мне пару-тройку услуг. Сейчас объясню».

 

Очень-очень советую вам ее прочесть. Не бойтесь – я сама пару дней собиралась с духом, чтобы начать. Но я ожидала увидеть, скорее, что-то трагическое, написанное серьезным языком.

Как я уже говорила, книга «Оскар и Розовая дама» экранизирована. Также есть одноименный моноспектакль Алисы Фрейндлих — все, кто смотрел, в восторге.

Если честно, мне было очень трудно писать эту статью. И вообще тяжело обсуждать эту тему – сразу возникает много проекций. Я даже думала закончить после рассказа о захлопнутой тренером дверью.

И все же дописала. Надеюсь, не зря.

Если хотите поговорить, прокомментировать – буду рада. Но на этот раз не призываю – понимаю, что не все готовы высказывать свои мысли на эту тему.

 

Ольга Blogopsy

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Нет оценок)
Загрузка...